Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава

И здесь по двери очень заколотили. «Черт, – помыслил я, – нас засекли». А может, мы вправду не на тот поезд сели, и на данный момент нам велят из него выбираться. Дверь с грохотом открылась. Это был Клаудио. Его запамятовали снаружи. Впервой я увидел его в состоянии легкого беспокойства из‑за Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава того, что он остался где‑то сзади. Он забрался в вагон, и дверь нашей металлической сауны опять захлопнулась. Глаза начали равномерно привыкать к мгле. Байки стояли в углу, где уже было несколько древесных ящиков и коробок, но в целом вагон был практически пустой. Единственный лучик света пробивался из крошечной щели Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава в углу у потолка. Мы подобрались к ней, дернули и открыли створку – в вагоне сходу стало светлее, и мы уже могли ни на что не натолкнуться.

Сперва мы закрепили байки у стенок вагона. Пока этим занимались, подошел железнодорожник и востребовал средств.

«Мы уже вашему другу заплатили», – произнес я, но тот ничего Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава и слышать не желал. Здесь мы и сообразили, что заплатили пока только за посадку на поезд. Сейчас еще требовалось дать средств этому человеку (который, как мы скоро узнали, был тут сторожем), чтоб нас не прогнали. Я спросил, сколько ему нужно. «Четыре тыщи рублей? – воскрикнул я. – Больше 2-ух не дам Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава!» Сторож торговался за каждую копейку, и в конечном итоге мы тормознули на сумме чуток больше 3-х тыщ рублей. После этого он показал нам, что тут и как. В вагоне имелось малюсенькое купе с 2-мя полками, где мы ели и спали, и грязный зловонный туалет, расположенный по соседству с кухней Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава. Денек только начался, а солнце палило с самого рассвета, беспощадно нагревая обитые сталью стенки вагона. Снаружи было градусов 30. Снутри же очевидно перевалило за 40. Когда поезд тронулся, сторож скачком открыл две боковые дверцы, которые вели в его помещение. Двери раскрывались в вагон, оставляя щель, у которой мы Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава могли посиживать, ловить ветерок и курить, следя за проносящейся мимо природой. Краса!

Где‑то через полчаса после того как мы выехали из Читы, неясно откуда появились четыре парней. Это были узбеки. Они тоже ехали незаконно, и пока мы были на станции, где‑то скрывались. Сторож здесь очевидно зашибал хорошую деньгу. Ведь Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава ему заплатили не только лишь мы, да и наши новые попутчики. В поезде насчитывалось 14 вагонов, их тащил огромный голубий электровоз с красноватой звездой на кабине. На каждые два вагона приходилось по сторожу, и я уверен, что чем‑то схожим промышляли все они. Перед каждой станцией сторожи бегали по Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава вагонам и отгоняли всех нелегалов от дверей, чтоб нас не узрели делающие обход работники станции. Стремительно во всем разобравшись, мы уже сами на автомате стали отходить в центр вагона перед каждой станцией. Не то чтоб так страшились за судьбу сторожа – просто жутко было пошевелить мозгами, что нас высадят из поезда Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава.

Под колесами завораживающе мерцали жд шпалы. Пересекать равнины на приятной скорости в 70 км/ч, слушать музыку из цифрового плейера и наслаждаться проплывающими мимо сосновыми лесами – наилучшего и пожелать было нельзя. Я посиживал без майки у приоткрытой двери, джинсы все замаслились и замарались вагонной грязюкой; мысли перескакивали с 1-го предмета Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава на другой, а все заботы о графике с каждой милей пути уносились все далее и далее. После Монголии и нашего нелегального проникания на поезд я сообразил: мы отлично совладали со всеми неуввязками и далее тоже, наверное, будем управляться. Даже среди татарской пустыни, когда «Красный дьявол» Клаудио отрешался ехать, всегда Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава возникал кто‑нибудь из местных и избавлял проблему. Так почему же позже должно быть по другому?

Мы отлично поладили с новыми узбекскими товарищами и отлично с ними общались, как могли, естественно. Даже в карты с ними сыграли! Вечерком они сварили классный борщ и пригласили нас его испытать. В ответ мы Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава поделились с ними последними ирисками, которые им тоже очень приглянулись. На одной из станций мы высунулись из вагона и узрели 1-го из сторожей, который шел повдоль поезда и ел мороженое в виде рожка в обертке и с крышечкой. В вагоне все еще было нестерпимо горячо, так что мы заорали Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава и попросили его принести мороженое нам тоже. Я отдал ему 50 рублей, и он принес штук 20 таких рожков. Наши попутчики и сторож от мороженого отказались, так что нам с Эваном и Клаудио его хватило навечно. В таковой духоте это было как раз то, что необходимо.

Мы дулись в Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава покер до середины ночи, пока в вагоне не стало довольно прохладно, чтоб можно было спать рядом с байками. Я здесь же отрубился, но позже пробуждался раза три с чувством, что мой байк на данный момент на меня свалится. Немногими имеющимися тросами я привязал его как можно крепче да еще сумки подпихнул Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава с боковой стороны, чтоб он меня в случае чего не пришиб. И все равно ночкой я спал только урывками, ни на минутку не запамятывая о нависших сверху 300 кг.

Через 23 часа после посадки на поезд дверь вагона распахнулась, и мы оказались в Сковородино. Как и в Чите, от пола Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава вагона до перрона тут было футов 5‑6, только здесь спустить байки на землю нам никто не мог посодействовать. Узбекские попутчики с радостью бы посодействовали, но на станции они показываться не смели. Поезд тут стоял минут 10, и пришлось поторапливаться. Я отыскал в вагоне доску и приставил ее к двери, но она Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава оказалась очень узкая и веса байков не выдержала бы. Эван с Клаудио выпрыгнули из вагона и побежали к куче мусора вблизи. Возвратились они с доской, но эта была очень недлинной. Время уходило. Уже практически в паническом состоянии я решил, что придется рискнуть и скинуть байки с поезда. «К Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава черту! – проорал я. Может, доска и коротковата, но зато довольно широка. Кидайте ее сюда!»

Эван и Клаудио установили доску. Она встала под углом больше 45°, но ничего не поделаешь. Выбора не было. При помощи узбеков я подкатил собственный Бмв к двери и высунул фронтальное колесо наружу, чтоб он встал Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава на брюхо. Пока узбеки поднимали заднюю часть, я схватил руль и провел байк по доске. При выключенном движке гидравлические тормоза практически не работали. Покачиваясь, я стоял рядом с байком, изо всех сил нажимая на тормоз, чтоб не утратить сцепление, и пробовал медлительно скатить его по этому крутому спуску. Было тяжело Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава, но у меня все таки вышло. Так же я спустил байки Клаудио и Эвана. Мы совладали! Сделали то, что считали неосуществимым! Какое счастье – добраться из Читы до Сковородино и не разрушить байки! Где‑то в глубине души я малость жалел, что мы не проехали этот путь по дороге, но Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава сожаления полностью компенсировались приключениями в поезде. И позже, мы в первый раз уложились в график, да к тому же вышли вперед на целых четыре денька. Это делало победу совершенно сладостной.

Сковородино оказалось истинной дырой. Жд узел, и ничего больше. Я не мог осознать, за счет чего тут живут люди Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава. Мы пополнили припасы воды и пищи и практически сразу уехали. Поправлялись мы в ближайшее время максимально просто: только «завтраки туриста» резвого изготовления и лапша, но меня это больше не тревожило. Я был весь на нервишках в ожидании Дороги Костей, потому практически растерял аппетит и очень похудел.

К Тынде вела Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава вереница очень длинноватых, только пыльных и прямых дорог. К этому моменту мы уже довольно насобачились ездить по гравию и могли свободно мчаться на 80–90, а то и на 140–170 км/ч. Наибольшей неувязкой на гравийной трассе стала пыль, которую поднимало еще огромное количество грузовиков, едущих по дороге к северу от Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава Сковородино. Самих грузовиков мы практически и не лицезрели – только окружающие их плотные облака пыли. 1-ый признак, что впереди грузовик, – это большущая пылевая облако на дороге: грузовика не видно, но мы осознаем: он там есть. При приближении пыльная лавина становилась все гуще, пока не приходил момент, когда приходилось выбирать, – либо Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава ехать через пыль, либо притормозить и подождать, пока она пройдет мимо.

Идеальнее всего медлительно ехать на неопасной дистанции от грузовиков (их скорость где‑то 60 км/ч). Но, невзирая на все наши намерения, мы с Эваном все еще были одержимы графиком и почаще выбирали резвый проезд через пыльную тучу, не видя расстояния Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава до грузовика. Футах в шестидесяти от его задней части пыли становилось гораздо меньше, и мы могли его узреть. Позже необходимо было изловить момент, выкарабкаться оттуда и переместиться в пыль, поднимаемую его фронтальными колесами. Встречных машин мы в таковой ситуации узреть не могли – приходилось рисковать и ехать втемную. На уровне задних Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава колес пыли снова становилось меньше, и мы лицезрели кусок дороги впереди. Нередко пред нами вдруг появлялся голубий 20‑тонный монстр. Грузовик на встречной! Обычно у нас хватало времени вдарить по тормозам и скользнуть назад в хвост грузовика, который мы только-только практически опередили. Всегда оставалась возможность в один Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава прекрасный момент не успеть. Чтоб возвратиться за грузовик, который мы обгоняли, приходилось с утрамбованной шинами колеи на встречной полосе передвигаться через бугорок глубочайшего рассыпного гравия в центре дороги на полосу утрамбованного гравия на нашей стороне дороги. При этом поверхность дороги рассмотреть не выходило, а нос байка было надо Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава попытаться удержать. Когда один грузовик проезжал мимо другого, мы опять оказывались в плотной туче пыли, где вообщем ничего не было видно. Непременно, ничего более небезопасного мы за это путешествие еще не делали. И что самое ужасное, в облаке пыли мы не могли впору увидеть участки с рыхловатым гравием, на которых фронтальное колесо Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава байка мгновенно вносит. Но уже через пару часиков таких приключений я даже начал ожидать последующую пылевую тучу с нетерпением – таковой это был адреналин.

Мы проехали Тынду и решили разбить лагерь. Денек подходил к концу, и хотелось есть: единственная наша обычная еда за последние двое суток – это Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава тот суп в поезде. Но тормознуть было негде. Пришлось ехать далее, выглядывая местечко для привала. В общем, мы свернули с дороги и пересекли реку уже практически в мгле. Я поглядел, как Эван у меня за спиной вязнет в глубочайшем песке. Заднее колесо неистово крутилось, закапываясь еще поглубже. Мы с Клаудио Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава слезли с байков, посодействовали ему и позже произвели осмотр байк. Ящики были смещены, а заднее колесо, кажется, сместилось от центра.

«Что‑то здесь не так», – произнес Эван с раздражением. Я лицезрел: он очень зол на себя за то, что застрял в песке, и сейчас опять впадает в мрачное настроение Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава.

«Вот черт, – опять произнес он. – Рама багажника треснула в том же месте, что и у Клаудио». Я пошел к собственному байку, чтоб достать пару шинных лопаток и кабелей, и направил внимание на ненадежный вид собственной рамы.

«Кажется, моя тоже накрылась», – произнес я. Мы произвели осмотр байки повнимательнее. На моей раме нашлась Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава трещинка с боковой стороны, у Эвана появились трещинка слева и разлом побольше справа.

«Ничего для себя!» Это был Клаудио. «Эван, взгляни у себя под сиденьем». Одна из основных опор, на которых держалась вся задняя часть байка, тоже малость треснула. Стало не забавно. У наших «бимеров» рама решетчатая Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава и сходу не развалится, но если одна из этих здоровых, толстых трубок совсем скопытится, Эвану не на чем будет посиживать.

«Слишком много груза мы возим…», – произнес я.

«…Ага, вот последняя соломинка хребет верблюду и переломила», – ответил Эван.

«Здесь ничего не поделаешь, – произнес я. – Придется ворачиваться в Тынду».

«Э, подожди‑ка, – произнес Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава Эван. – Я только помыслил, что этим придется заниматься в Якутске, а ты говоришь о возвращении в Тынду».

«Если мы повернем вспять, то уже км через 30 выйдем на асфальт. А если поедем далее, то там всю дорогу может лежать гравий, и мы не знаем ничего о последующем городке. Вдруг Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава он окажется совершенно небольшим?»

Мы сняли кофры с байка Эвана и залатали трещинку тросами и шинными лопатками. Днем оттащили его вещи к дороге, до которой было минут 15 пешком. Все показалось неописуемо томным. «С разума сойти, – проорал Эван. – Нужно избавиться от всего этого груза».

Незапятнанная правда. Мы возили Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава огромное количество вещей, которыми никогда не воспользовались. У нас было два полных набора инструментов, с гаечными ключами и гайками всех размеров, два насоса для воды, два раскладных контейнера и еще куча всего по паре. Мы избрали дорогущие титановые кухонные принадлежности, чтоб сберечь на весе, но при всем этом таскали с собой Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава термос, который никогда не заполняли, совсем никчемную мыльницу и – совершенно хохот – держатель для туалетной бумаги. Были даже целых четыре кастрюли! Запасливость Эвана сделала свое темное дело. Я еще ранее от некого барахла желал избавиться, но ему, как видите, нравилось, когда все под рукою. А сейчас все эти Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава вещи стали предметами роскоши, которые мы не могли для себя позволить.

Выстроив сумки и кофры повдоль дороги, мы сели на обочине в ожидании, что кто‑нибудь остановится и поможет. Скоро подъехал большой самосвал, но мы не смогли ничего разъяснить водителю. Позже появилась красноватая «Лада», совсем пустая – в салоне только шофер Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава. «Отлично», – произнес Эван, пытаясь ее тормознуть. Но она пронеслась мимо. «Козел!» – проорал он ей вослед. Позже, в конце концов, рядом тормознул другой самосвал, из которого вышел шофер в клетчатой рубахе, с сигаретой в зубах, небритый и сумрачный. Мы растолковали свою делему. Он кивнул и махнул рукою вспять. Мы побросали Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава вещи в кузов, сели на байки и поехали прямо за грузовиком в Тынду, где нагой по пояс сварщик и его неразговорчивый ассистент три часа чинили сломанные рамы. Юноша оказался реальным гением сварки: он все отлично сделал и даже поставил на слабенькие места рамы дополнительные скобки. Позже мы отыскали гостиницу Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава и избавились от всей ненадобной ерунды.

Оставив только самое нужное, мы полегчали кг на 40.

Что мне понравилось в Тынде, так это бар рядом с мастерской сварщика. Он именовался «Кафе Дизель», и это реально потрясающее место. Самое необычное – находилось оно в самом обыкновенном грязном и полузаброшенном восточном российском городке. Этот бар – самый Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава реальный байкерский рай, со интегрированным в стенку старенькым русским байком и различными частями машин. Там были каменные и кирпичные стенки, дюралевые двери, а к барной стойке из темного гранита вела пожарная лестница. И музыка игралась умопомрачительная. Мы в «Кафе Дизель» весь вечер просидели: пили, говорили, плясали – в общем, впервой Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава за всегда нормально оттягивались. На последующий вечер, когда нас догнала команда, мы привели сюда Джима и Сергея. И прошел очередной длиннющий вечер. Джим так набрался, что упал с спиртным отравлением, а в ванной гостиницы оторвал от стенки раковину.

На последующий денек мы оставили команду мучиться от похмелья в Тынде Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава, а сами пустились в длинный перегон на север до Якутска. Взамен «Зверя» продюсеры приобрели российский джип. С виду он страшненький и какой‑то квадратный, но в его грубой практичности было свое очарование, и по ухабам на дороге он скакал забавно и бодро, как горный козел. А Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава Эвану в нем больше всего нравился номер.

«Ты увидел? – спросил он. – У него же номер 995 ВО. 995 – это номер Стива Маккуина, который на дёрт‑байках гонял. Увлекательное совпадение – я его большой поклонник, и мы как раз по самой что ни на есть грязищи путешествуем».

1300 км от Тынды до Якутска мы Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава проехали за три денька по пыльным дорогам, по которым ездило сильно много грузовиков. С каждым деньком кожа у нас становилась все темнее. Поначалу я воспринимал это за загар, но позже распознал грязь, впитывающуюся в кожу слой за слоем. Руки у меня стали все темные, на лице лежало полсантиметра пыли, а молнии на Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава куртках практически не застегивались – их тоже забило грязюкой. Чтоб не глотать пыль от колес друг дружку, мы растянулись по дороге, время от времени дистанция доходила до полукилометра. И когда у меня случился 1-ый прокол, я как раз замыкал, Эван ехал впереди, а Клаудио в центре. Я тормознул Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава, ждя, что Клаудио и Эван здесь же оборотятся и приедут на помощь. Но окружающие их облака пыли таяли вдалеке, и мне оставалось только таращиться на совсем пустую дорогу. Клаудио и Эван унеслись прочь, и я стал ожидать… и ожидать. Через 10 минут запсиховал. Это уже было не забавно. Через 20 минут Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава я пригорюнился – вот так мы друг о друге заботимся. Через 40 5 минут вдалеке появился Эван.

«Черт бы побрал этого Клаудио, – произнес он, остановившись. – Мы тебя хватились, только когда я тормознул водички попить и Клаудио подъехал. Пыль вокруг него осела, и мы узрели: а Чарли‑то нет!»

Эван на Клаудио очень разозлился: тот Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава должен был смотреть за мной в зеркалах заднего вида. «Я Клаудио спрашиваю: где Чарли? – говорил он. – А тот гласит: не знаю. Он за 40 минут никогда в зеркало взглянуть не удосужился. Я пошевелил мозгами, может, ты в кусты пошел за угол, так что мы еще малость подождали. Но позже я Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава решил все же возвратиться и выискать. Практически полчаса проехал, км 30, пока тебя нашел». Не принимать это близко к сердечку было тяжело. А если б меня машина сбила? Так я и лежал бы на дороге практически битый час.

Позже подъехал Клаудио. Он медлительно слез с байка, снял шлем и начал Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава отвязывать камеру.

«Пожевать чего‑нибудь ни у кого нет?» – спросил он.

«Клаудио! Ты голову свою из задницы хоть время от времени высовывай! – гаркнул Эван. – Нельзя забывать в зеркала глядеть. Чтоб такового больше не повторялось! Если б Чарли попал в катастрофу, такое промедление могло стоить ему жизни Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава».

Клаудио ничего не ответил.

«Он правда есть попросил? – спросил у меня Эван. – Было такое?»

«Он только о еде и может мыслить, – ответил я. – Мы едем вокруг света, а Клаудио, не считая как пожрать, больше ничего не надо».

«Каша сейчас страшная была, – произнес Клаудио. – Мерзость. На вкус, как стиральный порошок Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава. Бр‑р‑р. Отрава».

«Я вообщем‑то старался, знаешь ли, – произнес я. – Мы торчим в какой‑то дыре, поесть ему даем. Он даже потолстел. И при всем этом вечно прогуливается и гласит: „Может, поедим? Есть желаю“. Я на каждый ужин суп варю, а он еще сетует. Я ведь обижусь, Клаудио Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава».

По Клаудио было видно: он не сообразил, серьезно я это говорю либо чтоб подразнить. «Вчера вечерком, к примеру, когда я готовил, – продолжал я, – Клаудио подошел и произнес: „Можно здесь малость воды взять?“ А позже пошел и побрился в этой кастрюльке, так что вся щетина там осталась. Каково, а? Поначалу прогуливается Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава и сетует на недоедание, а позже бреется в кастрюле для супа. Фу!»

Клаудио уже издавна стал козлом отпущения при всех наших неудачах. Доставалось ему прочно. «Зря я на тебя тогда так сорвался, когда отыскал Чарли с проколотым колесом, – произнес позже Эван. – На данный момент вот сообразил… Я на тебя Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава всю вину свалил».

«Да ничего, я уже привык», – произнес Клаудио и начал копаться в сумке в поисках шоколадки.

За длинный перегон до Якутска мы успели порасспросить многих дальнобойщиков о Дороге Костей, ведущей от Якутска до Магадана. При всем этом информация была такая различная и противоречивая, что можно было Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава смело делать какие угодно выводы. По версиям различных свидетелей, по ней либо вообщем не проехать, либо проехать тривиально.

«И для чего мы всегда спрашиваем про эту дорогу? – задумался как‑то Эван. – В любом случае все различное молвят. Нам все равно придется по ней ехать, и какая тогда разница? Не много кто Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава ездил там на байке, ничего путевого все равно никто не скажет».

Все же, нам поведали про один в особенности непростой отрезок, который конкретно на данный момент практически непроходим. Кто‑то с ним совладал, но зимой, когда реки леденеют. Мы же должны были сделать это на данный момент, когда Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава воды в их по максимуму. В это время стекает талая вода с гор, и реки выходят из берегов.

Практически перед самым Якутском необходимо было сесть на паром. Как нам и порекомендовали, мы спустились по зигзагообразной дорожке к песочному речному берегу, где уже ожидала колонна грузовиков и две машины. Скоро Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава на реке из‑за поворота появилась баржа с 3-мя цистернами дизеля, которую тащил небольшой буксир. Он двинулся в нашем направлении и врезался в сберегал. Грузовики немного отодвинулись, и на сберегал спрыгнул капитан парома. Его здесь же окружили водители, все они орали и махали руками, пытаясь вышибить для себя место Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава на пароме. Некие ожидали переправы через реку по два‑три денька, а мы втроем смогли спокойненько пристроиться на пароме меж грузовиками.

Стремительно переправившись, мы поехали в Якутск – отвратительный, сероватый промышленный город, где много небезопасных и опьяненных водителей, один из которых чуть ли не сшиб Эвана. 6 месяцев в году Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава Якутск покрыт снегом и скован льдом, средняя температура в январе – минус 43 °C, а дома тут строят на сваях из‑за нескончаемой мерзлоты. Логично, что он смотрится таким задрипанным, а местные глушат пиво и водку как воду.

В Якутске мы практически ничего не делали, только отдыхали, готовили байки и Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава переживали по поводу предстоящего пути. Мы очень мучались от недосыпа, да и тут я не мог спать, ворочаясь ночи напролет и думая о Дороге Костей. Когда я все таки засыпал, меня истязали кошмары о аква переправах и дороге в Магадан. В последнее утро в городке мы за завтраком стали Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава дискуссировать наш план. Если возникнет необходимость, наймем грузовик и переправим через реки машины техподдержки. Но мы с Эваном и Клаудио непременно должны пройти всю Дорогу Костей без помощи других. «Это начало конца путешествия, – произнес Эван, когда мы днем садились в седло. – А может, и конец начала».

Мы проехали км 30 до чуть Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава живой деревеньки, где сели на паром через Елену. У берега реки видно было огромное количество бухточек, а сама она в этом месте была в несколько км шириной, размеренная и плоская, как стекло. «Мы на данный момент объезжаем болота, – произнес на пароме Расс. – Но позже все равно придется ехать через Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава них».

«Болота? – переспросил Эван. – Почему мне ранее никто не произнес про болота? Вы же понимаете, я воду вытерпеть не могу». По пути к переправе мы проехали мимо нескольких малеханьких озер, но это были маленькие лужицы по сопоставлению с тем, что нам ведали про Дорогу Костей.

«Спокойно, Эван, – произнес Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава я. – Чем далее, тем будет проще».

«Да уж, надеюсь. На гравии стало легче, на песке стало легче, может, и на воде тоже станет легче, но мне лично до сего времени как‑то жутко на байке в воду лезть».

Паром высадил нас в неизвестность. Никакого паромного терминала либо пристани там Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава не было и в помине, местом посадки могла служить неважно какая песочная отмель, на какую только падал взор капитана. Мы спустились на сберегал и несколько часов ехали вперед, медлительно пробираясь через тундру, пока не вышли на грунтовую дорогу. Она провела нас через несколько малеханьких поселений с бревенчатыми домами. Сначала Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава вечера мы тормознули на ночлег.

Последующие полтора денька мы ехали через болота, мимо Матты и Чамнайы, до другой переправы. Ехать было еще легче, чем в Монголии, приемущественно благодаря избавлению в Якутске от большой части снаряжения. Мы стремительно продвинулись и, в конце концов, прибыли к берегу реки, где имелся пустой паром Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава. Капитан запросил $2500 за 12‑часовое путешествие ввысь по реке.

«Дальнобойщики здесь много платят, понимаете ли», – произнес он.

«Ага, вот только-только‑то я не вижу тут никаких дальнобойщиков», – ответил я.

К концу разговора с его начальником плата снизилась до $900, и мы оказались на длинноватой, узенькой барже, где поместились бы два Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава обычных грузовика. Были сумерки, мы сварили пару обедов резвого изготовления и ели их, пока баржа рассекала воду. После ужина я сел на край трапа, свесив одну ногу, и стал звонить супруге по спутниковому телефону, следя за скольжением судна по воде. Поверхность реки была совершенно плоской, в воздухе ни ветерка, и Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава ко мне опять возвратилось беспечное настроение, я расслабился и закончил волноваться о планах. После поездки на поезде мне стало ясно: если мы желаем куда‑то добраться, то в какой-то момент там окажемся, и нет смысла мыслить, каким образом либо когда. Вот бы еще почаще вспоминать об этом в Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава трудные минутки.

С утра мы покинули паром и здесь же попали на самый глубочайший гравий за все путешествие. Камешки были по три дюйма в поперечнике, а дорога в несколько футов глубиной – реальный ужас. При всем этом она жила какой‑то собственной жизнью и проваливалась под колесами. Тихий кошмар Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава, ну и только. «Если так будет до конца, можно сказать, нам пипец», – произнес я Эвану уже не впервой за путешествие. На таковой дороге получить суровые повреждения – раз плюнуть, расслабиться она не давала ни на миг. Так длилось миля за милей. За Хандыгой камни стали чуток помельче, а позже вообщем пропали Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава, и весь последующий денек мы ехали по плотному грунту. По нему мы могли гнать на 100 км/ч. Это была очень не плохая дорога: езженная и очевидно ухоженная, вся грязь на ней притопталась, и пыли не было. Мы гнали вперед, стремясь намотать как можно больше км, пока дорога не плохая Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава. Вокруг был черно‑белоснежный пейзаж: темные горы с белоснежными снежными шапками, сероватый грунт под колесами и черные камешки повдоль трассы. Мы прошли несколько горных перевалов, через которые вела узенькая однополосная тропа, с одной стороны заканчивающаяся пропастью. Нам попался указатель «Магадан – 1430 км». Некие участки дороги были размыты реками, мы Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава пересекли огромное количество маленьких водоемов и нередко ехали повдоль берегов как против течения, так и по нему. И позже мы оказались перед первой по истине большой рекой. Глубина там была метров 6, а течение очень бурное. Перекинутый мостик быстрее напоминал сломанный позвоночник в скелете динозавра. Он был древесный, с Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава разбитым и покореженным покрытием, а его опоры торчали из реки под какими‑то необычными углами и совсем хаотично. Чуток далее середины мост обвалился. Стометровую пропасть соединяла древесная лестница, так что, если и можно было как‑то перебраться, то только пешком. Мы тормознули.

Ничего не поделаешь, оставалось ожидать либо Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава понижения уровня воды, либо проезжего грузовика. Я перебежал на другой сберегал, чтоб выискать кого‑нибудь в помощь. Городишко на другой стороне был истинной дырой, вид у него, как после бомбардировки. Оказалось, что это прошлый гулаговский концентрационный лагерь. Туда во время правления Сталина сгоняли политзаключенных на строительство Дороги Костей от Магадана Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава до золотых и алмазных копей, которых в этом регионе огромное количество. Я прошелся от одной развалюхи до другой, пытаясь отыскать хоть кого‑нибудь из местных. Тишь стояла наизловещая, практически все строения были разрушены. На улицах валялся мусор, железные осколки и ржавеющие, разбитые машины. Я постучался в дверь лачуги рядом с заправкой Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава. Дверь открыли худенький, бледноватый юноша и его беззубый отец, оба подозрительно уставились на меня.

«Привет. Strasvitye, – произнес я. – Хоть кто‑то живой, рад встрече».

Они рассматривали меня без всякого выражения на лицах, позже беззубый старик проорал что‑то по‑русски.

«Мы на другом берегу застряли, у нас три mototsikl Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава, нам нужен грузовик, чтоб…»

Снова рулада на российском. Я опять пожалел, что плохо учил его на Бульвер‑Стрит. Очень жалко.

«Так вот, mototsikl, и нам нужен грузовик, чтоб переправиться через реку. Вы не поможете?»

А в ответ – тишь.

«Мне показалось, тут продают benzin – надеюсь, он здесь есть Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава еще – ну да хорошо, приятно было познакомиться. Я из Великобритании… Э‑э‑э… Inglesky».

Они немного ожили. Может, начали что‑то осознавать?

«Э‑э, британец? Я англичанин».

Юный пробубнил что‑то по‑русски.

«Да, да… – произнес я. – На другом берегу. Три mototsikl, нужно переправиться». Опять какие‑то российские слова Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава.

«Да‑да, тут рядом… Мы не справимся… Моста нет… нет… Вы не в курсе, benzin здесь есть?» Они указали на то, что я принял за бензоколонку. «Хорошо, спасибо». Они кивнули и улыбнулись.

«Вы не понимаете, тут есть грузовик либо еще что‑нибудь, на чем можно через реку переправиться?» Опять пустой, непонимающий Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава взор.

«Ничего тут нет?» Юноша ответил по‑русски.

«А может, там есть?» – спросил я, как обычно движимый оптимизмом.

Снова российский.

«Может быть?.. Ну ладно». Я уж было собрался уходить, как юноша знаком позвал меня в машину собственного беззубого папаши, старую «Ладу», издавна уже грезящую стать металлоломом. Он Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава повез меня к мастеру, который чинил проезжие грузовики. Мастер посодействовать тоже не сумел, так я и побрел в наш лагерь ни с чем, обдумывая на ходу планы. К примеру, сконструировать на мосту из каких‑нибудь досок рампу через пролом и провести по ней байки, если вода в реке не спадет Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава до завтра. В лагере Эван развел большой костер, чтоб отпугивать медведей. Еще он вылечивал последствия первой суровой встречи с сибирскими комарами – летней чумой восточной Рф, о которой нас в свое время предупреждали.

«Ты только посмотри», – произнес Эван, спустив брюки и показывая мне нагую попку. Я посчитал укусы. Их было 5 штук Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава по вертикали, все на одной стороне.

«Вот этот, кажется, славно накушался, да ведь?» – спросил я.

«У‑у, жадюга, – ответил Эван. – И это все за один раз, за один‑единственный присест».

Мы приготовили ужин и съели его под проливным дождиком. Позже Клаудио, чью палатку украли, перебежал на Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава другой сберегал и устроился на ночь в одной из заброшенных хижин. Всю ночь мы прислушивались, не подъезжает ли какой‑нибудь грузовик, но было тихо. Дождик шел до самого рассвета, и уровень воды на реке стал еще выше. Часов в девять утра мы услышали, как к берегу кто‑то приближается. Я Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава пулей вылетел из спальника, натянул одежку и выкарабкался из палатки. Оказалось, по дороге ехал тот вчерашний юноша на российском внедорожнике. Рядом с ним, на пассажирском сидение, посиживала полная старая дама, я принял ее за мама юного человека. Я помахал им, сожалея об отсутствии грузовиков, и поглядел, как они исчезают вдалеке Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава. Несколько секунд спустя завопила сирена и все никак не замолкала. Я побежал в ее направлении, забрался на горку и понизу увидел тот же внедорожник – он лежал на боку. Лобовое стекло было выбито и болталось неясно на чем, из машины раздавались клики. Подбежав к машине, я оторвал стекло совершенно: старая Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава дама навалилась сверху на отпрыска, придавив его своим большим весом. Я вынул поначалу ее, позже его, и они встали рядом с машиной, в грязищи, под проливным дождиком, очевидно в шоке. На даме обуви не было, и я сползал в машину, достал туфли и посодействовал ей их надеть. Юноша Дорогой смерти в Семей (Семипалатинск) 7 глава очевидно находился на грани отчаяния. Как я сообразил, он эту машину у кого‑то взял – и вот сейчас она разбита. Мы с Эваном и Клаудио посодействовали поставить машину на колеса и позже полчаса пробовали ее завести, порядком промокнув в процессе.


doroti-vstrechaet-pugovku.html
dorozhevec-an-sokolova-et-issledovanie-obraza-fizicheskogo-ya.html
dorozhnaya-karta-dorozhnaya-karta-vnedreniya-standarta-deyatelnosti-organov-ispolnitelnoj-vlasti-subekta-rossijskoj.html